Главная » 2015 » Февраль » 13 » Есть такая профессия – Родину защищать!
12:57
Есть такая профессия – Родину защищать!

Интервью с участником боевых действий в Афганистане генерал-майором Черногором В.Ю.  

 

                                                               

                                                                   

                                                   

                                                                               

       

 

Генерал- майор Черногор Валерий Юрьевич проходил службу в Афганистане в должности заместителя командира гвардейского 1060 артиллерийского полка 5 мотострелковой дивизии с 10.12.1986 по 15.02.89. Участвовал в 28 боевых операциях. Во время прохождения службы в Демократической Республике Афганистан Черногор В.Ю. награжден орденом «Красной звезды», орденами и медалями республики Афганистан. После вывода войск Валерий Юрьевич направлен для прохождения службы в Генеральный штаб Вооруженных Сил Российской Федерации. Ныне работает в Центре «Лидер», занимается организационно-штатной работой.

- Валерий Юрьевич, с чем связан выбор такой мужественной стези – быть военнослужащим. Может кто-то в семье был военным?

- Отвечу цитатой из знаменитого фильма «Офицеры»: «Есть такая профессия – Родину защищать!» Отец был военным, также как и мой дед. Можно сказать, что это своего рода традиция в нашей семье.Поэтому с выбором своего призвания не задумывался. Это своего рода работа, и эту работу нужно делать качественно и с чистой совестью.

- В каких учебных заведениях Вы учились? Что особенно запомнилось за время учёбы?

- После окончания 8 класса в военном городке Московской области Ногинск-9 , называемый также Дуброво, по наименованию одноименной деревни, поступил в Московское Суворовское военное училище, которое закончил в 1973 году. Вы знаете, есть такая тенденция, что молодые ребята смотрят на старших и хотят на них быть похожими.Мой отец для меня, безусловно, был примером. Он был пехотным командиром, но, однако я пошёл дальше учиться в Ленинградское высшее военное артиллерийское командное училище имени Красного Октября. На мой выбор повлиял мой наставник в Суворовском училище, майор Шуров Александр Васильевич, офицер-воспитатель, который служил в артиллерии. Это был человек поистине порядочный, знающий своё дело! Для нас кадет он был как отец. Я очень сдружился с его сыном, человеком очень неординарным. Он был настолько увлекающимся, что отдавал всего себя этому дело. Как-то увлёкся филателией. Мы ребята деньги в основном на буфет тратили, так этот кадр всё умудрялся спускать на марки! Он так ко всякому делу подходил. Это передалось ему от Александра Васильевича. Тот тоже был очень предан своему делу. Я поддался очарованию этой семьи и пошёл именно в тот род войск, в котором служил майор Шуров.

После училища же в 1977 я поступил в Военную артиллерийскую академию имени М.И. Калинина. А в 1996 году окончил Военную академию Генерального штаба. Замечу, что все учебные заведения я закончил с отличием. Не сказать, что учёба давалась легко. Но, как писал в своей статье «Лучше меньше, да лучше» В.И. Ленин:«Нам надо во что бы то ни сталопоставить себе задачей для обновления нашего госаппарата: во-первых – учиться, во-вторых – учиться, и в-третьих –учиться.»Чтобы добиться в каком-то деле успеха, нужно приложить усилия и тогда всё получится!

- Валерий Юрьевич, в каких подразделениях служили?

- Службу в войсках проходил на должностях от командира взвода до командира полка. Я служил в мотострелковых частях, а также и в танковых. Род войск – артиллерия сухопутных войск. Это чистая артиллерия, не ракетная, не ракетные войска, а именно артиллерия сухопутных войск. Их часто путают. По окончании Ленинградского высшего военного артиллерийского командного училища был направлен в Группу Советских войск в Германию. Я проходил службу на должностях командира артиллерийского взвода, командира артиллерийской батареи. Также я был и начальником штаба-заместителем командира артиллерийского дивизиона, и также сам в последствии занимал должность командира артиллерийского дивизиона.

- В каких боевых действиях принимали участие?

- Я участвовал в 28 эпизодов боевых действий, выходов на боевые действия во время Афганской войны. Это и проводка народно-хозяйственных грузов в Афганистане, и деблокирование районов и городов, и стояние на блокпостах,пропускной режим. В основном было обеспечение боевых действий наших мотострелковых танковых подразделений.

- Каждый раз, вспоминая о той или иной войне, мы неизбежно обращаемся к её началу. Валерий Юрьевич, когда Вы узнали о военном противостоянии в Афганистане, как Вы это восприняли?

- Может, это покажется странным на первый взгляд. Но я воспринял это очень хорошо. И поехал туда по собственному желанию. Как мне тогда казалось, это была прежде всего возможность проверить себя, как военного профессионала. Знаете, после окончания Военной артиллерийской Академии в 1985 году я был направлен в Туркестанский военный округ. Там я занимал должность заместителя командира артиллерийского полка в городе Кизил-Арват. Раньше поговорка такая была «Есть на свете три дыры: Термез, Кушка и Мары, а Кизил-Арват их младший брат!» Там я также по совместительству исполнял обязанности коменданта гарнизона.Основная обязанность – лазить по полигонам, проводить учения с подразделениями артполка 58 мотострелковой дивизии 1072. Там не сладко было. Жуткий пронизывающий ветер в пустыне. Зимой дикий лютый холод. В горах на плато поднимаешься - температура – 25, а спускаешься вниз от +10 до +20.Погодные условия не из лёгких! Но все полигоны там прошёл, и каждый куст был, как говориться, пристрелен. Хотелось чего-то большего, поэтому в 1987 году написал рапорт и поехал в Афганистан для того, чтобы убедиться, что я действительно зрелый военный. Может сейчас, с точки зрения прожитых лет,этот поступок кажется ненужным героизмом, так с казать, юношеским максимализмом, но тогда это воспринималось как желание себя проверить.

- Какой яркий военный эпизод Вам больше запомнился?

- Их было два. Первый касался проводки народнохозяйственных грузов и оказания помощи афганцам. Есть такой населенный пункт Чагчаран. Я туда заезжал раза три в составе оперативной группы. Запомнилось чувство ответственности. Наверно, это связано с ответственностью за личный состав, который у меня был. В полку было 1500 человек. И в боевых действиях участвовало одновременно 350 – 400 человек. Когда чувствуешь, что сзади тебя дышат в затылок эти ребята, идут ли они в колоннах или дежурят на постах, то это не с чем не сравнимое ощущение. Чувствуешь, что отвечаешь за жизнь каждого из них. Дальше мне запомнился Герат. Тогда была необходимость выйти налегке. Была задача утилизировать боеприпасы. Мы расходовали их по наиболее вероятным целям. И очень интенсивно занимались стрельбой управления огнем. Большой опыт получили ребята. В день мы расходовали около 3 тысячи боеприпасов. Это БМ-21, град Д-30, 2С3 – 152 миллиметровая самоходная гаубица. Интенсивность работы была такая, что форма одежды была из расчета майки, трусы и бронежилет. Стрелять было очень тяжело было. Скажу честно, несмотря на все сложности - это великое счастье служить в Российской армии.

- Вы говорили о чувствах, которые возникали. Как, по-вашему, какие из человеческих чувств побудила война в людях, участвовавших в ней?

- Чувство взаимовыручки! Мы порой говорим о безысходных ситуациях, но их не бывает, когда рядом твои соратники по оружию. Был такой эпизод. Когда я только прибыл. Мы пошли на плотину. Духи подорвали её в месте под названием Сангин. Мы пошли туда деблокировать, разогнать эти бандформирования, чтобы дать доступ строителям для ремонта и восстановительным работам. Мне тогда было 28 лет, ябыл замом командира полка – майор, под обстрелом никогда не был. Хоть и служил до этого в Туркестане – это всё не то. Не успел я дойти до позиции, как оказался под БТР, машина управления Чайка 145 радиостанция. Не успел опомниться как оказался под обстрелом. Честно признаюсь, я очень сильно растерялся. Сработали человеческие инстинкты, хотелось спрятаться, не участвовать в этом ужасе. Очень много беспокойных мыслей пролетело в секунды.Но то самое чувство локтя помогло мне собраться с силами! Я услышал слова простого солдата: «Товарищ майор, командуйте. Что нам делать?»Собрав волю в кулак, преодолев шоковое состояние, я всё-таки довёл дело до конца, вспомнив про то самое чувство долго и ответственности, так задача была выполнена.

- Какие качества Вы более всего цените в солдатах, да и вообще в людях?

- Прежде всего – это порядочность. Преданность своему делу, долгу. Любовь к своей родине. Если мы не поймем, что это такое в сложившейся сложной ситуации в мире, то грош нам цена.

- Какие награды для Вас особенно дороги и значимы?

- Оба ордена Красной звезды. Для меня они представляют особую ценность. Потому что это солдатская награда. Недаром, если смотреть на орден у него такой красный цвет, будто венозная кровь. Первую медаль я получил в Германии в 1982 за боевые заслуги испытания новой техники. Личный состав показал себя исключительно. Был командир дивизии, бывший начальник Генерального штаба Моисеев Михаил Алексеевич (он сейчас в Думе заседает). Дивизион, которым я командовал в то время, только получил новую технику. Не положено по технике безопасности стрелять с воды, с переправы на плаву. Вот что такое гаубица? Это лом, железяка, которой надо было плыть по реке. Может кто-то проверить нас хотел, поэтому нас заставили стрелять с воды. Когда гаубица делала выстрел, она как поплавок уходила вниз, тонула и выныривала. Заместитель министра обороны был очень впечатлён зрелищем этих больших «поплавков» и нас отблагодарили, наградили медалями. Вторую же я получил за Афган.

- Какими бы вы хотели видеть нынешних защитников Родины?

- В Центре «Лидер» очень достойные ребята служат. Со многими общаюсь, и у нас сложились доверительные отношения. К ребятам отношусь уже больше как к детям. Я вижу, что у большинства очень хорошее отношение к службе. Служат с желанием, а не то, что за деньги. С этими ребятами я бы в бой пошёл. Есть достойные офицеры. Знаете, у меня скончался отец 2 года назад, и ребята приехали, оказать почести, все-таки он был полковник. Мои близкие не ожидали такой теплоты, такого участия, и сказали, что это верх сознания. Верх порядочности.

- Как Вы попали в службу в Центр «Лидер»?

- Как-то мне предлагали службу на гражданке было это в году 2006, и я согласился.К тому времени я занимался научной деятельностью по долгу службы. Занимался и воспитательной работой, и патриотической, много увлекался военной историей. Занимался написанием мемуаров, хроники, у меня был хороший доступ к весьма интересным материалам, которые никто не открывал (взять к примеру Подольский архив). Можно найти настоящий эксклюзив! И, когда говорим о патриотизме личного состава у нас в Центре, то если мы не будем помнить то, чем я занимался, то грош цена этому. Всё можно забыть, но такие вещи нельзя забыть! Наши отцы и деды, наши предки никогда не простят нам этого. Пусть они не с нами чисто физически сейчас. Это наш долг сделать так, чтобы о них была сохранена память. Страна может просто-напросто развалиться. Так как наша память,наша история – то на чем зиждется самоопределение народа, его целостность, его фундамент.

- Чем Вы занимаетесь в «Лидере»?

- Штатное расписание, по которому живет Центр, разработано мной. Сейчас у меня функционал контроль-исполнение документов. Смотря со стороны вижу, что есть исполнители разные, есть очень исполнительные, есть не очень. Но все воспитуемые. Есть табель срочных донесений, отчетность, которую каждый месяц, каждый квартал мы должны предоставлять в Министерство, где-то в другие ведомства по линии ответственности.Это честь мундира. Сейчас такая тенденция есть, что если не сделал одну бумажку, то все прошлые заслуги сразу забываются. Не хотелось бы, чтоб Центр Лидер подпадал под это. Лидер он и есть лидер. У меня есть специальная короткая выписка, которая, однако, ёмко описывает, что же есть такое «лидер», Лидер – это идущий впереди! Коротко и чётко! Быть примером – это великая ответственность, но и великое благо.

- Какое значение для вас имеет Афганская война? И для нашей страны в целом? Это же считается «Забытой Неизвестной войной».

- Да, она забытая. И забыта по ряду причин. В том числе от нас не зависящих. Кто-то очень сильно хочет, чтоб эту войну забыли. Так можно забыть всё. И Великую Отечественную, и Чернобыль. Скажу чётко - кто там был ни в чем не виноват!По поводу значения войны, я считаю, мы выполнили то, что должны были выполнить.Это и боевые действия, и это и обеспечение народного хозяйства, и функции по обмену опытом, организация взаимодействия с местным населением, с армией Афганистана. И советники работали как настоящие профессионалы, у меня были друзьях среди советников. У них была своя задача – обеспечение нас разведкой и дипломатическое прикрытием. Если б вместо нас русских, зашли американцы неизвестно чем бы это закончилось. У всего есть смысл, всё взаимосвязано. Это, как в анекдоте про студента-агронома, который всегда получал 5-ки, сводя всё к устройству огурца, которое он знал назубок. Достался ему билет про устройство двигателя. А он толком не знал этот билет. Начинает своё ответ такими словами: «Автомобиль состоит из двигателя, ходовой части и… На нём очень удобно возить огурцы. Огурец состоит из…» И начинает описание своих любимых огурцов.

Беседовала Мария Лёвина.

Просмотров: 246 | Добавил: ma_lvn | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz